Translate


Авадхута Даттатрейя

 Авадхута Даттатрейя
Шри Авадхута Даттатрейя воплотился в Сатья-югу в месяц мрагаширша (ноябрь-декабрь) как сын риши Атри и благочестивой матери Анасуи. Его имя (Датта) означает «полностью отдающий себя». Три аспекта Абсолютного в полной мере воплотились в нем.
Шри Гуру Датта является Адигуру — изначальным Учителем всего сущего, достигшим несравненного состояния Авадхуты — блаженного единства с Абсолютом. Скитаясь, сопровождаемый четырьмя собаками и коровой, которые суть четыре Веды и Мать Земля, Авадхута Даттатрейя действует согласно своей воле (сватантра) и остается неузнанным и непознаваемым.
Имя его воспевается во многих Священных Писаниях, таких как «Махабхарата», «Маракандея» и «Шримад-бхагаватам». Наиболее известные из наставлений Шри Даттатрейи, оставленных им, это «Трипура-рахасья», в котором Авадхута раскрыл сущность джняны Парашураме, и «Авадхута Гита» («Песнь извечно свободного»), первый из известных текстов, содержащий квинтэссенцию Адвайта-веданты. Путь Даттатрейя включает в себя все духовные пути и есть источник всех других традиций.
Тот, кто ступает путём Истины, независимо от религии, к которой он пренадлежит, идёт по пути Даттатрейи. Как инкарнация Бога, Датта сошёл для распространения универсальности истинной религии. Любой может быть его последователем, независимо от касты, убеждений, статуса, будь он студент, домохозяин, затворник или отречённый. Не важно какой секте или религии он принадлежит, в конце концов он попадёт под руководство Шри Даттатрейи, Вечного Духовного Наставника всего человечества.
Присутствие Даттатрейи не ограничено одной страной или сферой, поскольку он Гуру всех Гуру, всевидящая, всесильная, вездесущая связь между Богом и Человеком. Тем не менее, особые места для поклонения (Датта Пита) выросли вокруг святых мест, где Его присутствие наиболее сильно ощущается искренним искателем Датта. Эти места включают Сучиндрам, Сентамангалам, Гору Гирнар, Нагалапурам в Андхра, Прайяг, Датта Гуха в Гималайях, Гулбарга – Ганагапура, Нарасимхавади в Машараштре, Кутамбара около Пуны, Авадумбара, Сомапура, Чандрадронагири и Датта Пита в Ашраме Шри Ганапати Сатчитананда в Майсоре. Сандилья Упанишад очень ясно декларирует, что Шри Даттатрейя – это Супраментальная Реальность и причина всего того, что создано. Она утверждает: Супраментальный Брахман исполнил епитимью которая была по природе знанием (джняна), и пожелал стать многими, принял форму Даттатрейя. Из этой формы возникли три буквы А, V, М, три мистических имени Бхур, Бхувах, Свах, трёхстрочная Гаятри, три Веды: Риг, Яджур и Сама, три Бога: Брама, Вишну и Махешвара, три касты: Браманы, Кшатрии и Вайшвы, и три огня: Гархапатья, Ашавания и Дакшина.
Чистота, величие, святость Даттатрейи настолько велика, что выходит за пределы любых двойственных представлений. Это святость, подобная вспышке яркого света, одновременно она может принимать любые облики, видимые человеческими глазами.
Сущность учения Даттатрейи выражено в единстве индивидуальной души и Брахмана. Он считает, что убрав покрывало неведения со своего личного «я», можно увидеть исконный свет мудрости Высшего «Я», осознавая, что мир вокруг, вся Вселенная, есть ничто иное, как свое собственное сознание.
Высшей целью человека считает Даттатрейя, является осознание своей Истинной природы. Символически Господь Даттатрея отображается с тремя головами, шестью руками, с четырьмя собаками, стоящим на фоне коровы и дерева. В руках Он держит барабан (дамару), военный диск (чакра), раковину (санкх), чётки (джапа мала), сосуд для воды (камандала) и трезубец (трисула).
Скульптура Авадхута Даттатрейя
Скульптура святого в храме Даттатрейи, располагающемся на территории монастыря-академии йоги «Собрание тайн».
 
Три головы Господа символизируют Брама Таттва, Вишну Таттва и Шива Таттва. Три Его головы – это всемогущая причина творения – Брама, поддерживающая энергия – Вишну и уничтожающая энергия – Шива (Шришти, Штити и Лайя энергии). Все эти атрибуты Господа обладают эзотерическим значением. Трезубец используется для уничтожения эго, барабан применяется для пробуждения душ, спящих в темноте невежества. Раковина Господа Датты используется для извлечения ОМКАРА, изначального звука и первого слова согласно Индийским писаниям. Господь Датта также держит вращающийся диск – чакру. Это круг без начала и без конца. Как и вселенная, он находится в постоянном движении. Датта использует эту чакру для разрушения кармических оков Своих преданных. В Своей правой руке Он держит чётки – джапа мала. С их помощью Господь считает Своих преданных, освобождая их просто размышлением о их именах. В другой руке Господь держит горшочек с водой – камандала. В нём содержится нектар чистой мудрости. С его помощью Он приводит в чувства души томимые жаждой знания, освобождая их от бесконечного цикла рождений и смертей. Четыре собаки Даттатрейя – это воплощения четырёх Вед. Они следуют за Господом как «ищейки небес, сторожевые псы конечной Истины». Они помогают Господу в «охоте» за чистыми душами, где бы они не были рождены. Позади Господа Даттатрея находится корова по имени Камадхену. Эта божественная корова исполняет желания всех тех, кто ищет Господа. Она исполняет все материальные и духовные желания преданных Господа. Господь стоит перед деревом Аудумбара. Это божественное дерево исполнения желаний. Оно удовлетворяет желания всех тех, кто преклоняется и простирается перед ним. Аудумбара – это носитель нектара, и где бы оно ни находилось, Господа Даттатрейю всегда можно найти в его тени.

История царя Дхармакирти

 
Много лет назад Дхармакирти родился в Лунной династии. Он правил царством девять тысяч лет. Сначала он был очень легковерен, если кто-нибудь говорил убедительно, он принимал его слова за правду - это был его главный недостаток.
Но иногда недостаток помогает и может быть преимуществом.
Однажды он случайно услышал о Махайоге Даттатрейе Свами.
У царя было много желаний, исполнения которых он хотел добиться. Он желал стать самым великим. Все старцы были единодушны во взгляде, что праведность есть основа приобретения богатства и удовлетворения желаний. Но каковы основные черты праведности, дхармы? Каждый давал разные комментарии. Поэтому царь решил пойти прямо к Господу Даттатрейе, чтобы понять истинную природу дхармы.
Он всегда стремился узнать как можно больше о человеке, к которому приближался. Когда он шел, думая о Господе Даттатрейе и собирая сведения о нем, он незаметно развил преданность к Даттатрейе. Таков результат повторения божественных имен! Полный преданности к Даттатрейе, он покинул столицу в благоприятный день, чтобы получить даршан Господа Даттатрейи. Когда он достиг места, Даттатрейя был в своем обычном состоянии. Его одежды были в беспорядке, девица сидела у него на коленях, и он был совершенно пьян. Он продолжал пить, и вино текло у него изо рта, заливая его с ног до головы. От него исходил резкий запах, и по всему его телу ползали мухи. Глаза были красными, подобно горящим уголькам. Видя его в таком состоянии, царь остановился на расстоянии. Сцена была неприятной и отвратительной, и ему хотелось уйти прочь. Но вскоре он успокоился и вспомнил все, что говорилось о Господе Даттатрейе. Он посчитал это проверкой со стороны Господа. Не зная, что делать, он простерся на расстоянии. Когда Господь Даттатрейя увидел его, он начал бросать в него камни, но царь был реши-тельно настроен достичь своей цели. В то время как Даттатрейя бил его, когда он подошел близко к нему, он стоял почтительно, говоря про себя: "Он не бьет меня, правильнее сказать, что он уничтожает мои грехи", и он кланялся ему снова и снова. Даттатрейя начал оскорблять его площадной бранью, выражая полное презрение. Несколько дней прошло подобно этому, однако царь оставался там и не уходил, даже несмотря на то, что Даттатрейя все время бранил его и плохо с ним обращался. Возможно, однажды Даттатрейя станет более снисходительным, надеялся он. Вместо этого Даттатрейя несколько раз даже ударил его ногой, однако царь не двигался. "Мой Господь, это не избиение; это лишь очищение" — и он поклонился ему снова. Чего бы Господь Даттатрейя ни делал, царь кланялся ему в почтении со сложенными руками. Еще немало времени прошло таким же образом.
В конце концов, однажды Господь Даттатрейя появился в своей спокойной форме и спросил: "Дхармакирти, почему ты такой упрямый! Зачем ты пришел сюда?" — "Мой Господь, я пришел сюда, чтобы понять закон дхармы и природу", — сказал царь. Господь улыбнулся, но та улыбка означала что-то очень важное. "Подойди, сядь", — сказал Даттатрейя с любовью. Он кивнул ему на место сбоку и, похлопав его по спине, сказал:
"Мой дорогой сын! Ты желаешь знать о законе дхармы, итак, слушай; но ты должен не только слушать эти учения, но проводить их на практике".
Царь был в экстазе, когда Господь гладил его спину, и поэтому не обратил внимания на его слова. Затем Даттатрейя в деталях наставил Дхармакирти в дхарме.
Делая заключение своего учения, Даттатрейя сказал: "Дхармакирти, путь праведности сложен и труден. Поэтому, когда у тебя есть сомнение относительно дхармы, попроси решения у старцев, которые весьма компетентны и опытны в дхарме. Мы не должны подражать и копировать дхарму других, даже по недосмотру. Если кто-то отбрасывает свою дхарму, общество считает его падшим человеком.
Тот, кто твердо придерживается дхармы, — в самом деле благословенный человек. Обязанности должны быть выполнены с чистым умом, речью и действием. Когда ты встречаешь людей мудрых, аскетов или преклонного возраста, простирайся перед ними со смирением. Подходящее общество очень важно. Ты становишься похожим на людей, с которыми общаешься. Если ты ищешь общества мудрых людей, ты также становишься похожим на них. Этот факт надо запомнить. Если ты используешь белую краску, одежда становится белой, а если ты применяешь черный цвет, она становится черной. Следовательно, каждый должен воздерживаться от плохого общества. Ты должен держаться в отдалении от того, чем ты не хочешь стать.
Следовательно, Дхармакирти, придерживайся путей лучших людей. Общайся только с хорошими. Не трать зря время с нестоящими людьми. Делай добро и говори правду. Это — высшая дхарма в действии. Следуй ей, как объяснено ранее, и постепенно в тебе разовьется состояние недвойственности.
Так как наставления Господа Даттатрейи лились подобно Ганге, Дхармакирти слушал его с неослабевающим вниманием. Слова Господа глубоко трогали его. Выслушав внимательно, он сохранил учения в своем уме. Дхармакирти покинул Даттатрейю и вернулся в свое царство, где он пытался практиковать их по мере своих сил. Он провел много жертвоприношений и раздал многочисленные дары. Кроме того, он научил принципам дхармы, данных ему Господом, других людей, которые были компетентны и достойны этого.
Жизнь царя очень трудна, так как он более подвержен злым влияниям, чем праведным. С течением времени, так как царь был излишне доверчив к поучениям, вокруг Дхармакирти собрались грешные люди, носящие маски ораторов и логиков. Он был не стоек из-за искаженного знания, потому что ему не хватало различения. Вот почему он позволял им быть около себя. Он забыл, чему Господь Даттатрейя учил его: "Ты станешь похож на тех, кого выберешь в качестве своего окружения". Именно это и произошло с ним. Когда он не мог ответить на вопросы, поставленные ими, его одолевали сомнения: правильны ли учения Даттатрейи? Вначале он только думал, что в учении Даттатрейи могут быть недостатки. Но позднее ему пришло в голову, что Господь сам не следует дхарме. Кроме того, он подумал, что действия Даттатрейи были лицемерными.
«Так как я спросил, он рассказал мне, что он собрал здесь и там. У него нет знания шастры, необходимого, чтобы решить сложные вопросы дхармы», — сделал он вывод.
Царь Дхармакирти, полюбив общение с грешниками, постепенно даже превзошел их. Когда падает царь, кто может остановить его? С течением времени он стал воплощением семи пороков. Как гово-рится, каков правитель, таковы и подданные. Царь не только прекратил жертвоприношения, хорошие дела и благотворительность, но поддерживал и награждал детоубийство, и другие аморальные дей-ствия. Неизбежное случилось. Царь должен понести бремя не только своих собственных грехов, но также грехов его подданых. В конце концов, накопилась гора грехов, за которые он нес ответственность.
В Сахиадри Господь Даттатрейя наблюдал все, что происходи-ло, и был огорчен состоянием царя. Так как Дхармакирти был царем, Датта не мог вмешиваться. Однажды царь Дхармакирти пожелал пойти на охоту. Это был месяц вайшакха (апрель — май), время, не подходящее для охоты. Так как в его обычае стало делать то, что пришло в голову, он сразу же поехал в леса на берегу реки Рева, взяв с собой своих друзей. Во время охоты он просто чувствовал страсть к убийству, ему было безразлично, какое существо убивать. В этом состоянии он забыл, где он находится, и оторвался от своей свиты. Он не понимал, что его прошлые грехи тянули его в одном направлении, а Садгуру Даттатрейя — в другом. Он был абсолютно уверен, что всеми успехами обязан лишь собственной силе. Поэтому, когда легко совершались великие дела, его советчики провозглашали, что это происходило благодаря уму царя. Не удивительно, что царь был введен в заблуждение. Когда Дхармакирти понял, что заблудился, его конь уже устал и не мог идти, а на удилах висела пена. Царь тоже был измучен жаждой, голоден, слаб и почти лишился сознания от усталости. Он не знал ни где его свита, ни где он сам. Солнце нещадно палило.
Когда конь был не в состоянии нести его и почти загнан, царю не хватило здравого смысла пойти пешком. Поэтому конь прошел еще немного и затем упал замертво, и царь повредил ноги. И хотя царь был рядом, конь умер брошенный, подобно сироте. Когда царь понял это, он был потрясен до глубины души. Возможно, он тоже должен умереть брошенным, подобно тому коню, и, быть может, смерть коня была предупреждением ему.
Только потом он вспомнил о священных стопах Господа Даттатрейи. Но уже в следующий момент он стряхнул это чувство и отогнал от себя как нелепое суеверие. Прежде всего, он должен утолить свою жажду, и со сломанными ногами, превозмогая сильную боль, он передвигался в поисках воды. Это была долина реки Рева, и поэтому он думал, что должен искать реку. Откуда-то прилетел свежий ветерок, и он почувствовал, что его силы вернулись. Но Даттатрейя желал по-другому. Так как царь шел дальше, ползучие растения оплели его ноги, и он рухнул на землю плашмя. Ударившись, он повредил лицо так сильно, что некоторое время не мог пошевелиться. Постепенно царь пришел в себя и продолжил свои поиски. "Ох, трижды за день быть искалеченным — это адское страдание, — думал он. — Но не существует такой вещи, как ад". Когда он нашел реку, солнце садилось. С энтузиазмом он искупался в прохладной воде и выпил много воды. Затем он почувствовал, что попал в новую беду: его тошнило, и со рвотой вышла вся вода, которую он выпил.
Внезапно он увидел какие-то огоньки, которые появились со-всем близко. То был день экадаши, и люди пришли с огнями, чтобы провести ночь, восхваляя Вишну. Когда он понял, что они пришли к реке, он хотел попросить пищи. Но если бы они узнали, что он царь? Для царя было непривычно просить милостыню. К тому же те люди были далеко, и он не мог дойти до них. Он был слишком слаб, даже чтобы кричать. Когда он подумал, что это день экадаши, то внезапно вспомнил совет Господа Даттатрейи. "Возможно, Он говорил исти-ну, и те мудрецы держат пост в этот день, и, может быть, я пришел к этому бедственному состоянию из-за пренебрежения наставлениями Господа. Кажется, дольше я жить не могу". Его ум был полон раскаяния и боли.
Он лежал беспомощно, и жизнь уходила из его тела. Голод, жа-жда и боль не давали ему уснуть. Его глаза могли видеть движение огней, его уши могли слышать пение людей. В то время как он слушал божественные имена Господа, распеваемые великими мудреца-ми, его болезнь достигла кризиса, и он умер в ранние часы рассвета…
Пришел свирепо смотрящий Яма, бог смерти, и пытал его, и, накинув аркан на шею, повел его в ад. Яма заскрежетал зубами и спросил Читрагупту: "Каковы его дела?" Читрагупта быстро пробе-жал взглядом по своим записям и сказал: "Господь, лист его грехов не имеет конца. Но среди них затерялся тонкий след дхармы. Хоть этот человек и убил животное в день экадаши, он постился и омылся в реке Рева. Затем всю ночь он не спал и слушал воспевание святых имен Бога; он испустил дух в день экадаши. Согласно правилам дхармы, все грехи уничтожаются благодаря заслуге соблюдения поста в этот день. Он имеет, к его чести, плоды бодрствования и слу-шания божественных имен. Кроме того, заслуга, доставшаяся от прикасания святых рук Господа Даттатрейи, является неисчерпаемым благословением, и к тому же он приобрел заслугу, давая знание другим. Существует также небольшой остаток заслуг, полученных в результате дхармических действий, совершенных в его ранние дни". Яма выслушал это, и его ужасающая форма сразу же преобразова-лась в спокойную и привлекательную. По его знаку пришли слуги и сняли кандалы, и Яма почтил царя, предложив ему место рядом с собой. Яма снова спросил Читрагупту: "Как этот человек, который со-вершил так много грешных действий, получил хорошую идею в конце жизни?" "Господь, это была не его идея, Господь Даттатрейя заставил его так сделать". Услышав это, Яма понял ситуацию. Воскликнув, что сострадание Даттатрейи в самом деле безгранично, он сложил свои руки, закрыл глаза и на мгновение сосредоточил ум на Господе Даттатрейе. Затем он повернулся к своим воинам и произнес: "Солдаты, я говорил вам раньше и сейчас говорю снова. Помните об этом. Вы не должны мешать тем, кто следует дхарме. Вы не должны даже проходить рядом с теми, кто поет святые имена Бога. Никогда не ходите около преданных Господа Даттатрейи. Запомните это хорошенько. Поэтому обращайтесь с ним хорошо и доставьте его в Вайкунтху, место Вишну".
Когда его заслуги исчерпались, он должен был вернуться на землю. В результате Дхармакирти получил рождение в доме религи-озного махариши, преданного Вишну, и сохранил знание своего предыдущего рождения. Отец — это тот, кого ты теперь называешь Бхадрашила.
Слушая историю своего сына, мудрец Галава был исполнен ра-дости от великолепия сострадания Господа Датты и поздравил своего сына. Таким образом, история Датты с начала до конца — это неизменный поток сострадания. Даже если мы забудем его, он не забудет нас. Мы можем оставить его, но он не оставит нас ни в этом, ни в других мирах в течение множества наших рождений. Даже если мы становимся грешниками и отвергаем его, он не отвергает нас. Милосердие Даттатрейи постоянно и безгранично.
 
Поиск